Поездка в Израиль (май-июнь 2011).

 

Поездка в Израиль (май-июнь 2011).

Очарование Святой земли...



 

            Чемодан собран. Все указания розданы. С каждой минутой приближается время отъезда. Мой кот грустит, предчувствуя расставание. Я ещё раз проверяю, не забыты ли билеты и документы, и выхожу из дому…

            Удобно устраиваемся в автобусе, едущем в аэропорт (меня провожает подруга). Только отъезжаем от остановки, и какая-то женщина поднимает шум: её обокрали прямо в автобусе, во время посади. Выясняется, что есть ещё пострадавшие. Народ начинает вспоминать, что, пока грузили багаж, по автобусу ходил, пошатываясь, подвыпивший мужчина и на всех натыкался. Затем этот мужчина благополучно испарился. Водитель же  не захотел останавливать автобус, чтобы один из пострадавших вышел. Вот так взбодренные и с легким скандалом, но зато быстро, мы доехали до аэропорта.

            Таможенный контроль прошла быстро и без приключений. Теперь уже налегке без багажа я устроилась в зале ожидания. Публика в зале была разная. Кто-то просто сидел, кто-то пил в баре, кто-то отоваривался в магазинчике «дьюти фри». Заядлые курильщики курили в специально отведенном для этого месте, напоминая рыб в аквариуме. Время тянулось медленно.

            Наконец-то объявили посадку на мой рейс и я, радостная, пошла к стойке… Затем автобус и самолет.

            В самолете все расселись по местам, пристегнули ремни и самолет начал выруливать на взлетную полосу. Сначала медленно и плавно с равномерным завыванием турбин. Чем ближе мы приближались ко взлетной полосе, тем интенсивнее становился звук, самолет как бы  подрагивал от нетерпения. На взлетной полосе самолет начал походить на быка на корриде, перед рывком бьющего копытом по земле. Звук стал более низким и «зверь» начал разбег. Нас слегка вжало в кресла. И вот самолет оторвался от земли.

            Полет проходил спокойно среди белоснежного великолепия облаков. Улыбающиеся стюардессы разносили напитки, кормили нас обедом. Время пролетело незаметно. Самолет пошел на снижение, нырнул под облака, и мы увидели землю, море, маленькие точки городских построек и нити улиц. С каждой секундой всё это приближалось, и можно было рассмотреть всё больше деталей…

Когда самолет коснулся бетонки аэропорта в Тель-Авиве, пассажиры начали дружно благодарить экипаж аплодисментами и радостными возгласами. Спускаться по трапу нам не пришлось. Через небольшой рукав-коридор мы вышли в здание аэропорта. Его недавно перестроили. Он стал многоуровневым и с длинными переходами. В переходах двигались дорожки. Основная масса, ленясь идти пешком, заходила на них, хотя идти ногами получалось быстрее. Паспортный контроль я прошла легко, поскольку у меня был билет обратно и я не создавала впечатление особы, желающей остаться там навсегда.

Багаж получен. Теперь такси. О нем хочу сказать отдельно. Здесь у такси особый запах. Они словно насквозь пропитаны восточными ароматами. С непривычки даже спирает дыхание. Опускаю стекло и любуюсь видами ещё незнакомой мне страны.

 

Моё знакомство с Израилем начинается с Бет Шемеша (Бейт Шемеша). Он немного напоминает наши южные города. Постройки здесь, в основном, невысокие.  Есть несколько домов с этажностью от 8 этажей, но это, скорее, исключение, чем правило. Домики небольшие на несколько квартир. Особенно ценится первый этаж с «гиной». Это маленькие площадки рядом с домом, на которых можно размещать столики и стулья для отдыха, высаживать растения. Местность здесь гористая, поэтому виды изумительные. Много цветущих деревьев и кустов. Особенно меня впечатлили кусты герани, которые здесь в человеческий рост и выше. Цветет гранат и даже уже появились маленькие плоды. Созревшие лимоны и мандарины красуются на ветках, а рядом кусты уже с новым урожаем, но ещё зеленым. А ещё я открыла для себя очень вкусный плод, называемый здесь «шесек». Это мушмула японская. Необыкновенно красиво выглядит пассифлора, цветы и плоды. Но в это время года они ещё не созрели. Море кустов олеандра разных цветов и оттенков, чаще розовые и белые. Очень красиво смотрится рожковое дерево. А огромные кусты кактусов просто на улице – это вообще загляденье. Улицы украшают деревья необыкновенной красоты, густо цветущие фиолетовыми цветами. Они в Бет Шемеше, как у нас в Киеве каштаны. Вообще, несмотря на отсутствие дождей и жару, вокруг очень красиво. Растительность богатая и разнообразная, но обычных цветов мало. В основном выгоревшая и высохшая трава и цветы при земле. На окраине города находятся Холмы Бет Шемеша. Там в своё время проводились раскопки и были обнаружены остатки древнего святилища. С Холмов открывается красивый вид на город, на поля, на железную дорогу…

 

В двух километрах от Бет Шемеша на горе возвышается монастырь Бейт-Джемал. К нему ведет хорошо заасфальтированная дорога, по которой в выходные к монастырю ездят велосипедисты. Мы выбрали другую, более короткую дорогу. Встали в пять утра, чтобы было не так жарко идти. Кстати, о жаре. Утром здесь нормально, днём жара сумасшедшая, но вечером, после 21, делается прохладно, в отличие от Киева, где и в 23 ещё невыносимо жарко. В дорогу взяли заранее охлажденную воду. Без воды в этих местах из дому лучше не выходить.  Петляя улочками города, мы вышли к окраине и через поле пошли прямиком к горе, на которой построен монастырь. Гора оказалась не крутой. Её склоны поросли кустарником и деревцами. Встречались нагромождения камней. Немного выше началась старая оливковая роща. Зрелище очень красивое. Ближе к монастырю стали попадаться кактусы и агавы с высоченными цветоносами, сосны. С горы нам открывался изумительный вид на Бет Шемеш. Когда мы поднялись к самому монастырю, то обнаружили, что в этом райском уголке природы соседствуют два монастыря, мужской и женский.

Часть территории мужского монастыря была открыта, и мы смогли попасть туда без проблем. Нашему взору предстало прекрасное здание монастыря, монастырские колокола и изумительная растительность вокруг. Мы присели отдохнуть на скамейку возле навеса, увитого виноградом. Из соседнего женского монастыря доносилось чудесное пение-молитва, оно очаровывало и не давало уходить, хотя лично я не понимала ни слова. Затем мы не спеша прогуливались по территории, рассматривая местные достопримечательности. За основным зданием обнаружилась церквушка, а за ней симпатичный дворик и сад. Во дворике можно было отдохнуть на каменных скамейках и посидеть за таким же каменным столом в виде рыбы. Полюбовавшись окрестностями, мы прошли к церквушке.  Снаружи на  стенах церквушки были прикреплены остатки древней византийской мозаики. Оказывается ранее, на этом самом месте, во время раскопок были найдены остатки византийской церкви, а под ними пещерные захоронения и оссуарии (урны для костей) святых. Вот на старом фундаменте эту церковь и отстроили. Внутри церковь украшена мозаикой, яркими фресками на стенах и витражами на окнах, с изображением библейских сцен. Здесь нам подарили библию на русском языке и книгу библейских рассказов с картинками на иврите. После этого мы посетили местный магазинчик, в котором продавались вина местного производства, оливковое масло и монастырский мёд. Нас приветливо угостили вином, но мы всё-таки решили купить мёд. Что поделаешь: барышни – сладкоежки. Вторая часть мужского монастыря стояла поодаль и была обнесена высокой стеной с колючей проволокой. Доступ в эту часть был закрыт для всех.

Вход в женский монастырь тоже был закрыт, но с определенного времени открывался магазинчик при монастыре. Погуляв ещё немного в окрестностях, мы дождались открытия магазина. Там продавалось очень много сувениров собственного производства. Особенно мне понравилась керамика. После магазина мы попали в зал для отдыха и затем в маленький кинозал, где нам показали фильм о жизни монахинь. Я не нашла слово, которым можно было бы кратко описать впечатление от увиденного. А ещё нам повезло, и мы смогли пройтись по части здания монастыря. Больше всего мне понравился зал для молитв. Очень хотелось бы пройтись по всей огромной территории. Может когда-нибудь моё желание и исполнится.

Переполненные впечатлениями мы пошли бродить по оливковой роще. Солнце пекло нещадно. В сухой траве и под камнями трещали ящерицы. Их много и они разные, разных цветов и размеров. Сделать фото хотя бы одной из них мне так и не удалось. Уж очень они шустрые.

 

Театр начинается с вешалки, а моё знакомство с Иерусалимом началось с центрального автовокзала (тахана мерказит). Когда автобус въехал на автовокзал, нас высадили. Чтобы пройти в основное здание автовокзала, а через него коротким путем выйти в город, нам пришлось пройти процедуру проверки, как в аэропорту. Сумки укладывались на ленту транспортера и протягивались через специальный аппарат, а мы проходили через рамку. Это предохранительные меры в борьбе с терроризмом. В Иерусалиме (и не только) на входе в банк, магазин, на почту и в другие места охранник имеет право проверить твою сумку. В самом Иерусалиме много полиции и военных. Патрулируют на мотоциклах, вертолетах и пешком. Много военных с автоматами, но на это никто не обращает внимания. Жизнь идет своим чередом.

От автовокзала мы пошли пешком. Зашли на один из самых больших восточных базаров - базар Маханей Иегуда. Изобилие овощей и фруктов, специй, мяса, рыбы, сладостей и вообще всего-всего. Базар шумный и красочный, веселый, живой. Оттуда мы направились на местную пешеходную улицу Бен Иегуда. Красивая улица со старыми трёхэтажными домами. На первых этажах расположены магазинчики, кафешки, пекаренки, парикмахерские… Столики от кафе стоят прямо посреди улицы в тени деревьев. Много народу, празднично и радостно. Я там откушала местную еду массового употребления: фалафель и меарвав. Меня она не впечатлила. Заглянули в иерусалимский Макдональдс. По-сравнению с киевскими Макдональдсами – это грустное зрелище. Пиццерия тоже меня неприятно удивила. В израильских пиццах отсутствуют мясо и колбаса: соблюдается кашрут, согласно чему мясные и молочные продукты не соединяются. Зато мороженое (глида) в местных глидериях необыкновенно вкусное.

Заправившись мороженым, мы пошли бродить по улицам Иерусалима. Прошлись по улице Агрипас, довольно узкой и пыльной, с множеством маленьких магазинов. Перекочевали на улицу Яфо. Это центральная улица, одна из старых, дышащих историей.

Затем мы отправились в Старый город. Узкие улицы, вымощенные камнем. Камни скользкие и блестящие – отшлифованы множеством ног на протяжении веков. Даже невозможно себе представить, сколько народу прошло по этим улицам. Живописные дворики и закоулочки. Церквушки. Есть улицы абсолютно пустынные, на которых лишь изредка встречаются прохожие или сидящие на стульях старики, а есть улицы сплошь занятые магазинчиками, в которых торгуют всякой всячиной, в основном, арабы.

В Старом городе расположен Храм Гроба Господня. Там находится место казни Христа – Голгофа, каменная плита, на которую положили его тело после снятия с креста… Целая история. Здание многоуровневое, мрачное, с огромными колоннами и прочим. Там ты как бы возвращаешься в глубину веков. В этом храме проводят службы разные конфессии. Много паломников и туристов.

Не менее известной достопримечательностью Старого города является Стена Плача. Когда-то на этом месте был храм, который разрушили, и осталась только стена. Стена поделена на две части, мужскую и женскую. Женская часть занимает треть стены, а мужская две трети. Женщин к Стене приходит больше, чем мужчин. Молятся они спокойно. Мужчины же иногда устраивают хоровое пение. Я туда поехала в майке без рукавов, так мне на входе дали голубую накидку: с голыми плечами подходить к Стене нельзя. Плакать у Стены мы не плакали, но записочки оставили. А вдруг…

В Иерусалиме есть районы, в которых живут преимущественно арабы. Там все надписи на магазинах, автобусных остановах, названия улиц дублируются на арабском языке. Арабские женщины одеваются по-другому, красивее. Есть и районы, в которых проживают религиозные евреи, соблюдающие традиции. Вид женщин и девушек, проживающих в этих районах, вызывает грусть, хотя они, возможно, счастливы по-своему.

С наступлением сумерек на город опускается прохлада. И холодный ветер заставляет всех одеваться. Местные жители, поеживаясь,  натягивают на себя кофточки и курточки и с удивлением поглядывают на мою лёгкую одежду. А мне, жительнице Киева, совсем не холодно. Для нас это нормальная температура.

Зажигается море огней. Незаметно ритм города меняется. Но нам пора уезжать. Садимся в маршрутку (монит). Дорогой рассматриваем сувениры, купленные в Старом городе, жуем орешки и обсуждаем планы на завтра. Мы всё дальше и дальше удаляемся от Иерусалима, но частичка моего сердца осталась там, на узких улочках Старого города.

 

Следующая поездка была на Мертвое море. Место, куда я направилась, называется Калья (Kalia Beach). Ехали туда автобусом. Сначала по направлению к Иерусалиму, потом,  немного не доезжая, свернули в сторону. Проезжали пустыню Негев. Очень красиво. Жёлто-коричневая гамма цветов и сине-голубое небо. В пустыне встречаются пальмовые рощи, рукотворные. Есть места, где маленькие пальмочки только высадили, как у нас высаживают саженцы ёлочек на просеках в лесу. Ещё в пустыне встречаются странные строения, которые так и хочется назвать курятниками. Это жилища бедуинов (кочевых арабов).

Сам пляж простенький, но есть всё необходимое: навесы, лежаки, столики и стулья, раздевалки, туалет, магазинчики, пресная вода и МОРЕ. Пляж охраняется военной полицией, в полной выкладке и с оружием. Место, где мы были, граничит с иорданской территорией. С нашего берега был виден берег Иордании. Смотришь на всю эту красоту и думаешь, почему люди воюют, чего им не хватает? Живите себе и радуйтесь жизни. Так нет – конфликты всякие. По дороге к пляжу проезжали так называемую защитную стену, обнесенную колючей проволокой. Не понимаю я этого.

На берегу моря коричневый песок, битый ракушечник и камни. Море тёплое, очень соленое и мутное, поскольку дно из грязи и вода постоянно взбалтывается. Купаться надо осторожно, нельзя нырять и брызгаться. Когда заходишь в воду, то кожа в интимных местах и там, где есть ранки, жжёт. Если брызги попадают на лицо и губы, то жжение очень сильное. Я облизывала губы, они были горькие. От попадания морской воды в глаза можно получить ожоги. Плавать там легко. Плотность воды настолько большая, что тебя просто выталкивает. Когда стоишь вертикально и нет дна, то ты зависаешь, как поплавок. Можно оттолкнуться от воды руками и тебя подкинет вверх. На животе лежать неудобно: из воды сильно выталкивает попку и ноги, а поскольку надо держать лицо над водой, то получается, что тебя очень перегибает, возникает дополнительная нагрузка на позвоночник. На спине плавать удобно. И сидеть на воде удобно. Меня очень впечатлило зрелище спящего на воде мужика. Лежал, спал и храпел. А ещё я мазалась грязью. В конце заезда кожа была бархатной, даже моя. Мне понравилось. Хорошо, только мало.

 

После Мертвого моря я решила съездить на Средиземное море. Для первого знакомства выбрала город с красивым названием Бат Ям, что в переводе означает «дочь моря». Этот город больше похож на европейские города, там, в основном, высокие здания и выглядит он иначе, чем Бет Шемеш и Иерусалим. Много гостиниц, магазинов и кафе. Большая промышленная зона. И очень много русскоговорящего населения.

Побережье Бат Яма растянулось на три километра. Лазурное море и золотой песок заманивают отдыхающих на пляжи. На благоустроенных пляжах можно взять напрокат всё необходимое. Большая часть отдыхающих так и делает. Плотными рядами сидят пляжники на лежаках и стульях под яркими зонтами. Рядом столики с едой. И вся эта масса народу галдит и жуёт, ненадолго прерываясь для того, чтобы окунуться в море. Больших волн нет, т.к. на благоустроенных пляжах большое количество волнорезов. Зато, отойдя немного дальше от такого пляжа, можно поваляться на песке, послушать шум моря и попрыгать на волнах.

 

Следующий город, куда мы поехали, был Рамле (Рамла), от арабского слова «песок». Этот город, основанный арабами, находится в 20 км от Тель-Авива. Город небольшой и, судя по внешнему виду, небогатый. Уровень жизни здесь значительно ниже, чем там, где я успела побывать ранее. В городе есть большой восточный базар, торговый центр, много мелких магазинчиков и кафе. Почти все магазины работают с утра и рано закрываются. Хотя городок и попроще ранее увиденных, но гуляли мы по нему с удовольствием.

В городе, в отличие от Бет Шемеша, кроме синагоги мы обнаружили Большую мечеть (ал-Джами ал-Кабир) и церковь – дом святого Никодима и Иосифа, основанную в 1902 году орденом францисканцев на месте монастырской гостиницы. В этой гостинице Наполеон размещал свой штаб в 1799 году. Это действующие культовые сооружения. Также мы побывали на развалинах Белой мечети (ал-Джами ал-Абьяд), рядом с которыми сохранилась Белая башня (минарет тридцатиметровой высоты). Её ещё называют Мечетью сорока в честь 40 сподвижников пророка Мухаммада, которые похоронены здесь. Возведение мечети относится к XIII веку нашей эры. Ещё в Рамле есть Арочный Бассейн – подземный резервуар для воды. Этот резервуар был построен ещё во времена правления Харуна Аль Рашида в восьмом веке нашей эры. По нему можно плавать на лодке. Но, к сожалению, туда мы не попали. Может в следующий раз.

 

 

Побывала я и в Тель-Авиве. Ездили туда поездом. Поездка была неутомительной. Поезд чистый и удобный. За окном разнообразные пейзажи.

Высадились с поезда и сразу попали в огромный торговый центр Азриели. Само здание красивое, многоуровневое. Лифты, эскалаторы, много разных кафешек. Мы по-быстрому пробежались по некоторым магазинчикам женской одежды. Цены немаленькие, а одежды нормальной нет. Наш киевский секонд хэнд лучше.

Город огромный и такой разный, древний и молодой. Старые постройки соседствуют с современными небоскребами. Много солнца и моря, зеленых скверов, нескончаемого потока машин и людей. Я обратила внимание, что на дорогах множество мотоциклов и мопедов. От торгового центра к набережной мы шли пешком, петляя по улочкам и рассматривая всё вокруг, город и людей. Долго гуляли по набережной. Вдоль набережной близко к морю выстроились фешенебельные отели. И мы могли наблюдать их отражение в набегающих на пляж волнах. Это был рабочий день, поэтому пляж выглядел пустым. Отдыхающих было мало. С чувством легкой зависти мы смотрели на кайтсерфингистов. Вдоль набережной на роликах катались полицейские, пробегали бегуны, медленно прогуливались парочки. Идя вдоль по набережной можно дойти к древнему городу Яффо. Считается, что там Ной построил свой ковчег…

Мы и не заметили, как начали опускаться сумерки. Город засиял множеством огней. Но нам надо было уезжать.

Хочу заметить, что Тель-Авив – это единственный из посещенных мной городов, где я увидела, как на улице подкармливают бесхозных животных.

 

 

В отличие от Украины, в Израиле я не встретила ни одной бездомной собаки, да и хозяйских было мало. Коты – другое дело. Их здесь много, но они отличаются от наших: худее, более длинноногие и несчастные. Несчастные – это об уличных. Климат здесь жаркий и сухой, отсутствуют дожди. Коты страдают от недостатка влаги. Там нет наших сердобольных украинских старушек, которые и водичку котикам вынесут, и на свою мизерную пенсию купят животным рыбки и молока. У нас коты гуляют сами по себе, а в Израиле всё по-другому. Отдельно взятая кошачья семья «держит» свой мусорный бак. Попробуй подойди туда во время кормежки, порвут. Такая себе кошачья мафия.

 

 

Моё пребывание в Израиле совпало с празднованием одного из трёх главных праздников года – праздником дарования Торы. Шавуот отмечает не только конкретное историческое событие, с ним связано много и других событий. Это наступление нового сезона года и завершение очередного сельскохозяйственного цикла. В древности в этот день в храме делали приношение пшеницы нового урожая. Из муки свежего помола делали два каравая и несли их в храм. Вторым жертвоприношением были самые лучшие первые плоды, первые фрукты. В канун праздника принято украшать синагоги и квартиры зелеными ветками деревьев, цветами, ароматными травами. В праздничную ночь не ложатся спать. Всю её посвящают изучению Торы. Согласно древнему обычаю в Шавуот обязательно едят молочные блюда и мёд.

Я обратила внимание, что многие позиционируют Шавуот, как праздник молока. Сравнивают Тору с молоком: она такая же чистая и светлая, как молоко. По телевизору было много рекламы именно праздника молока. Праздновали Шавуот и мы. Правда, немного по-своему. Было приготовлено много вкусных молочных блюд, салатов, фруктов и, конечно же, вкусное натуральное виноградное вино.

 

 

Немного о еде. Кормили нас вкусно и обильно. Рыба по-маррокански, рыба запечённая с овощами, курица с зернами хумуса, морковью, луком и специями, котлетки с грибным соусом, всевозможные салаты, фрукты, разнообразные молочные продукты. Всего и не перечислишь. Здесь очень большой выбор хлебобулочных изделий. Но весь хлеб рыхлый, сладковатый. Я перепробовала много хлебов в поисках чего-то похожего на наш. Мне попался только один, похожий по вкусу на хлеб с отрубями. Аналога нашему «Украинскому» нет, и мне его очень не хватало. Там вообще нет плотных хлебов. А ещё там соблюдают определенные правила питания. Законы кашрута разделяют продукты животного происхождения на мясные и молочные. Совместное их употребление запрещено. Должны быть определенные перерывы между приёмом мясной и молочной пищи. Рыбу, овощи и фрукты разрешается употреблять как с молочной, так и с мясной пищей. С этим там строго. Во многих семьях для мясных и молочных продуктов используют разную посуду и даже моют её отдельно.

 

 

В Израиле я познакомилась с таким явлением, как шабат. Это выходной день, но очень даже не простой. Тора рассказывает о том, что Бог создал небеса и землю за шесть дней. К седьмому дню всё было завершено. Бог в этот день ничего не создал. Так этот день освятился и превратился в день покоя. В этот день человек освобождается от работы для духовных занятий, для укрепления семьи и связей между людьми. Этот день как бы символизирует веру человека в Бога. Согласно еврейской традиции, сутки начинаются с вечера, т.е. с заходом солнца начинается новый день. Следовательно, суббота начинается тогда, когда в пятницу заходит солнце.

Уже в пятницу добропорядочные жители Бет Шемеша и всего Израиля начинают готовиться к шабату. Закупается огромная масса продуктов. Часов с 15 начинают закрываться магазины, аптеки, учреждения. Наготавливается много всяких вкусностей. После захода солнца кто-то идет в синагогу, кто-то дома зажигает 2 свечи и читает молитвы. Накрывается праздничный стол со всеми атрибутами. Семья собирается за столом, идет спокойное общение. В шабат ходят в гости и принимают гостей. В шабат запрещено работать всем. Евреи, соблюдающие традиции, в этот день даже телевизор не смотрят. Есть много интересных рассказов, связанных с этим праздником.

Во всей стране в шабат останавливается транспорт. Если хочешь куда-то поехать, то ты можешь ехать только на своей машине, велосипеде или идти пешком. Можно заказать такси, но в шабат это тоже очень сложно и дорого. Палочкой-выручалочкой в такой ситуации являются арабские транспортные фирмы. Арабы – не евреи и в шабат работают. Так в шабат можно собраться группой, заказать автобус и поехать отдохнуть на море или ещё куда-то. За такую возможность арабам отдельное спасибо.

В субботу после захода солнца шабат заканчивается. Открываются отдельные кафе и ресторанчики. Народ выходит из домов и дальше продолжает кушать и общаться уже здесь. У меня создалось впечатление, что главное еврейское счастье – это хорошо покушать.

Первых два шабата было весело. А потом ограничение в перемещении начало напрягать. Мы к такому не привыкли. И выходные у нас у каждого свои.

 

 

Время пребывания в Израиле подошло к концу. Я не успела побывать на юге и на севере страны, но это исправимо. В следующий раз обязательно поеду к Красному морю, посещу озеро Кинерет и погуляю в тех местах, которые не удалось посетить в первый приезд.

Скажу честно, поездкой осталась довольна. Море удовольствия. Я даже считать на иврите научилась.

Улетала я из того же аэропорта, в который и прилетала. Таможенный контроль в Киеве – это детская забава по-сравнению с тем, как я проходила контроль в Тель-Авиве. Контроль перед посадкой в самолет проходил в четыре этапа. Сначала служащий аэропорта задал ряд вопросов в устной форме и затем дал мне их прочесть на листике. Вопросы были сформулированы на иврите, русском и английском языках. Меня спрашивали, сама ли я упаковывала багаж, чем я ехала в аэропорт, и оставался ли багаж хоть на короткий срок без присмотра. Также меня спросили, везу ли я сувениры и вещи, купленные здесь, есть ли передачи в Украину от третьих лиц. Затем багаж протащили через специальный аппарат и отправили дальше. Дальше багаж досматривали более внимательно. Чемоданы и сумки открывали и досматривали визуально и с помощью техники. У меня из бутылочек выдавливали крем от солнца, расковыряли упаковку соли Мертвого моря, которую я купила на подарок по просьбе подруги, у соседа по досмотру выдавливали зубную пасту из тюбика… Меня это забавляло, но у многих вызывало нервозность. Люди снимали багаж со столов, забыв закрыть чемодан или сумку, и вещи вываливались на пол. Затем багаж взвешивался, сдавался, проверялись билеты и выдавался посадочный талон. Далее я уже перемещалась налегке только с ручной кладью. Последним был личный досмотр. Ручную кладь ещё раз просвечивали, а я проходила через рамочку. Рамка сработала. Мне пришлось снимать ремень и проходить через рамку повторно. Ремень в это время тоже просвечивали: мало ли что.

Наконец-то все формальности соблюдены, и можно присесть в зале ожидания и пожевать шоколадку.

Уже находясь в самолете, понимаешь, что ощущения двоякие: очень хочется домой и в то же время не хочется улетать. Самолет взлетает. Всё меньше и меньше становятся дома, дороги превращаются в ниточки и самолет оказывается над облаками. Закрываю глаза. Прощай, Израиль!

Проходит немного времени. Мы уже над территорией Украины. За иллюминатором красивый закат. Заходящее солнце и облака образуют причудливые картины, озера и водопады в дымке, сказочных животных. Картинки меняются одна за другой. Самолет начинает снижаться. Вот и закончилось маленькое путешествие.



Создан 22 авг 2011



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником